наш телефон:
351 / 265-77-42
КОМПАС-Челябинск
ИНФОРМАЦИОННО-МАРКЕТИНГОВЫЙ КАТАЛОГ
производителей и поставщиков товаров и услуг Челябинска и Челябинской области

Профессор Экгардт - Для операций на глазах нет ограничений

Каждый вторник в офтальмологическом центре большой операционный день. С утра пустеет коридор, больные все по кроватям, ждут, когда колокольчик над дверями операционной прозвенит для них. Звякнет он - и переступает человек порог стерильной белоснежности с учащенным пульсом, а покидает ее, поддерживаемый заботливой медсестрой, с огромной верой, что, когда завтра снимут повязку, он увидит мир вокруг новыми молодыми глазами. Так оно и бывает. От 20 до 25 человек оперируют в этот день хирурги Лилия Сайфутдинова, Лина Экгардт, Ирина Сорокина и Марина Бойко, сменяя друг друга. Действия их точны и уверенны до автоматизма. И в этом высочайший профессионализм.

Самые сложные случаи, требующие особой тонкости или, как здесь говорят, деликатности, берет на себя руководитель офтальмоэндокринологического центра, член правления Общества офтальмологов России, доктор медицинских наук, профессор Валерий Экгардт. С трудом выкроив несколько минут в своих суперплотных буднях, он согласился ответить на вопросы наших корреспондентов.

- Валерий Федорович, операции, подобные тем, что у вас, делают и в других глазных отделениях города и области...

- Да, только в Челябинске 250 "офтальмологических" коек, пять глазных отделений.

- ...и все же ваш офтальмологический центр особенный. Чем он отличается?

- Он единственный в городе и области, где лечат диабетическую ретинопатию. Ретинопатия - это поражение сетчатки (ретины) глаза при кислородном голодании и расстройстве ее питания, вызванных сосудистыми или обменными нарушениями, в данном случае сахарным диабетом. Наш центр, созданный десять лет назад, был единственным в стране, кто занимался этой патологией. Только в 95-м году подобный офтальмологический центр появился в Санкт-Петербурге, а после этого - у известного Святослава Федорова. С 2000 года такие центры стали создаваться повсеместно.

- Чем это вызвано?

- Ростом количества больных сахарным диабетом. Сегодня в мире 150 миллионов диабетиков, и эксперты ВОЗ прогнозируют, что каждые пять лет число больных сахарным диабетом будет увеличиваться в два раза. Отсюда увеличивается и глазная патология, а именно одно из грозных осложнений - ретинопатия, от которой люди просто-напросто слепнут. Вот для решения этой проблемы и был создан наш офтальмологический центр по инициативе кафедры офтальмологии УГМАДО. Причем мы как-то раньше других прочувствовали ситуацию. Так что в нашем отделении из 60 коек 30 отдано под эту категорию больных, а другие 30 - операционные, при этом мы делаем почти половину всех имплантаций хрусталика в городе, а всего полторы тысячи микрохирургических операций в год.

- Это в основном катаракта, глаукома... Неиссякаемый поток. Он тоже увеличился?

- Очень. И связано это с тем, что названные болезни помолодели. Сейчас с катарактой - помутнением хрусталика - приходят в 30, 35, 40 лет. А раньше в два-три года один такой случай был. Идет ухудшение общего состояния пациентов - экология сказывается. Глаукома стала настоящим бедствием. Если раньше она составляла 15 процентов в структуре инвалидности, то сейчас уже 20. И опять же из-за помолодения болезни.

- А может быть, операций по поводу катаракты стали делать больше, потому что раньше был дефицит хрусталиков?

- Нет, не в этом дело. Дефицит определенный, наверное, был, но он не играл особой роли. Просто искусственно ограничивали число больных, которым ставили искусственные хрусталики. В некоторых регионах и сегодня существует это ограничение. Например, в одной из соседних областей 50 процентов катаракты оперируют без замены хрусталика, обрекая больных на очки с толстыми линзами. Это уже безобразие. У нас в офтальмологическом центре мы почти всем больным катарактой ставим хрусталики. Потому что это более высокое качество зрения. Единственный ли это глаз, с глаукомой второй или третьей стадии он, мы все равно поставим хрусталик, потому что больному катарактой от этого значительно лучше. Ограничений для таких операций у нас практически нет, делаем их и при повышенном сахаре в крови, изменениях в глазном дне. И если во многих отделениях стараются оперировать только зрелую катаракту, когда глаз почти перестает видеть, мы убираем ее даже с высоким зрением, если человек испытывает какой-то дискомфорт, например, ему сложно читать. Человеческий глаз нельзя заменить, но поддерживать его профилактикой, улучшить зрение, кардинально его поправить можно и необходимо.

- В вашем отделении оперируются не только жители Ленинского района, но и других районов города и области, а также из Казахстана, Сибири и даже из Германии, Швеции. Вы никому не отказываете?

- Никому. Тем более что операции у нас платные. И если жители нашего Ленинского района оплачивают только стоимость, например, хрусталика (она зависит от качества выбранного хрусталика - 600, 1100 или 1500 рублей), то все остальные оплачивают и лечение, и содержание в больнице, а это обходится уже в 2600-3700 рублей. Они, конечно, могут прооперироваться у себя дома, в своем районе, но выбирают нас.

- Почему? Это тоже связано с какими-то особенностями вашего офтальмологического центра?

- Это связано только с одним - качеством операций, профессионализмом наших хирургов. Наверное, нескромно так говорить, но другого объяснения я не слышал и не нахожу. Мы какие-то тонкости, нюансы всегда чуть быстрее придумываем, нарабатываем. На одном совещании как-то пошутили: "Ну, любит народ оперироваться в 11-й больнице". А если серьезно, то именно у нас оперируются и наблюдаются (я сам веду эту группу) больные с единственным глазом. То есть один глаз у них не видит и требуется операция на другом. Они боятся потерять и его. Это особая категория больных и особая ответственность врачей. Два-три таких случая есть в каждый операционный день. А принципиально мы мало чем отличаемся от других отделений.

- Чтобы принципиально отличаться, что же нужно?

- Новая аппаратура, финансирование. Все просто: 35 тысяч долларов - и мы можем перейти на лазерную экстракцию катаракты, когда через малый разрез вставляется хрусталик и там расправляется. Ни в городе, ни в области такого нет. Я видел подобное в Москве, в частной фирме, где такие операции поставлены на поток. Но денег нет. Сегодня нам позарез, просто катастрофически нужен струелазерный аппарат (старый на ладан дышит), а это 25-30 тысяч долларов. К кому только не обращался с просьбами: и к Аристову, и к Гартунгу, и к Косилову, и к Давыдову - председателю Законодательного собрания, но увы. В какой-то момент наш офтальмологический центр может остановиться, а больные с диабетом - оказаться абсолютно без помощи.

- Дай бог, чтобы этого не случилось. Валерий Федорович, наша рубрика называется "Рецепт". Какой рецепт или совет вы можете дать ее читателям?

- К глазным врачам, к сожалению, поздно обращаются. Русская черта - все затягивать, не думать о здоровье. А о глазах надо помнить и заботиться не меньше, чем, например, о зубах.

Людмила ВИШНЯ, Дарья ЛУКАШЕВСКАЯ

Рецепт от доктора офтольмологического центра Экгардта

Посещайте окулиста с профилактической целью. Как только почувствовали какой-то дискомфорт в зрении - идите на прием. И второе: постоянно тестируйте себя. Закройте один глаз, проверьте, как видит другой, как далеко, с каким обзором. Потом так же проверьте другой. Если вас что-то не устраивает - к врачу. Здоровья вам и вашим глазам!



Rambler's Top100
реклама на сайте